Контакты

127994
г. Москва, ул. Петровка, 22

Телефон: (495) 957-03-37
Факс: (495) 621-63-79

E-mail: svyatenko@duma.mos.ru d03@duma.mos.ru
Нельзя стыдиться болезни

Будет ли у России будущее, зависит от нас самих
  

То, что наркотики – страшное зло, сегодня понимают все, кроме, быть может, самих наркоманов. Да и то, судя по возрастающему количеству обратившихся за помощью в наркологические клиники граждан, даже и страдающие этим тяжелым недугом, все чаще пытаются вырваться из лап наркотического дурмана.

 

Однако наркоманов не становится меньше. Цифры убедительно свидетельствуют, что наркомания далека от поражения и ежегодно с легкостью захватывает все новые и новые жертвы. Почему так происходит? В достаточной ли мере совершенны законы, с помощью которых государство пытается одолеть наркоманию? Можно ли помочь наркоманам? Есть ли безопасные наркотики?
На эти вопросы пытался найти ответы наш корреспондент в беседе с депутатом Мосгордумы, председателем комиссии МГД по безопасности Инной Святенко.



- Инна Юрьевна, наркотики признаны международной угрозой, наравне с терроризмом. При этом, говоря об опасности наркотиков, мы не делим их на тяжелые и легкие. Между тем, в Голландии легкие наркотики легализованы. Так, может быть, все же существуют безопасные наркотики?


- Ошибочно мнение, что существуют безопасные наркотики. Ведь сначала человек употребляет так называемые легкие наркотики, которые, кстати сказать, тоже наносят организму огромный вред, потом привыкает и перестает получать привычное удовольствие. После этого он переходит к наркотикам другого вида и так далее, пока не оказывается в полной зависимости. Обратите внимание, показатели продолжительности жизни в Голландии, несмотря на высокий материальный уровень, ниже средних показателей по Европейскому Союзу.

- Но ведь человек, в конечном итоге, гробит самого себя? Разве это не личное дело каждого?

- Наркоман, конечно же, прежде всего, страдает сам. Но не будем забывать, что, уничтожая себя, вместе с собой он уничтожает и генофонд, носителем которого он является, а значит, будущее страны, как и само ее существование, оказывается под большим вопросом.
К тому же, наркотики очень быстро меняют личность наркомана, а стало быть, под угрозой оказываются и другие люди – его близкие и друзья.
Ведь человек, страдающий наркоманией, постоянно находится в неадекватном психическом состоянии, и от него можно ожидать любых неприятностей. Кстати, и количество случаев суицида у наркоманов значительно больше, чем у тех, кто просто имеет психические расстройства. И плюс ко всему, наркотики довольно дорого стоят, а наркоман, особенно в период ломки, способен на любое преступление ради очередной дозы. Фактически, как правило, наркоман – это либо уже состоявшийся преступник, либо в принципе готовый к преступлению человек. Все сказанное, очевидно, меняет статус наркомании от статуса «личное дело каждого» до статуса «общественно-опасной угрозы».
Именно поэтому, вопросы борьбы с распространением наркотиков и наркоманией входят в сферу государственных интересов.

- Наркомания многолика. Есть те, кто предлагает наркотики, извлекая из этого немалую выгоду, есть их жертвы. Давайте поговорим сначала о жертвах. Как вы считаете, можно ли вылечить наркомана и что должно делать общество, чтобы защитить себя и детей от наркотической угрозы?

- Вот вы правильно сейчас сказали – общество. Ведь, как известно, вылечить от наркомании невозможно. Но возможно добиться стойкой ремиссии, в период которой наркоман воздерживается от употребления наркотических средств и может вновь стать полноценным членом общества. Правда, есть тонкость - наркоман должен сам этого захотеть, насильно избавить человека от пагубного пристрастия нельзя. И еще – чем на более ранней стадии зависимости человек обратится к наркологу, тем успешнее будет лечение.
Это все давно и хорошо известные вещи. Но почему-то они не работают. А дело в том, что менталитет нашего общества воспринимает наркоманию как нечто постыдное, чего следует стесняться и умалчивать. Да, конечно, все вещи и явления, которые сопровождают наркоманию, в частности, преступления – постыдны и у нормального человека вызывают неприятие. Но сама наркомания – это, безусловно, болезнь, очень тяжелая, к тому же, болезнь. Если у человека болит голова или горло, он же идет к врачу? Мы же не стесняемся посоветовать человеку лекарство в таких случаях? Почему же мы стесняемся сказать человеку, что он - наркоман? Одна моя знакомая рассказала мне, что у ее подруги сын употребляет наркотики. Я спрашиваю – а подруге ты об этом рассказала? Она говорит – что ты, это же неудобно! Вот и выходит, что мы спохватываемся только в тот момент, когда человек, чтобы раздобыть новую дозу, идет на преступление. А могли бы – когда он только пробует свои первые наркотики. Мы на заседании Комиссии по здравоохранению и охране общественного здоровья говорили о том, что в наши городские клиники идут только после того, как уже перепробуют все анонимные частные конфиденциальные клиники. Понимая, что нет результата, приходят в здравоохранение города. Поэтому для нас очень важно, чтобы люди попадали на лечение как можно раньше. А этого можно достичь только совместными усилиями всего нашего общества.

- Как вы считаете, надо ли вводить обязательное тестирование на употребление наркотиков, и если да, то для каких категорий граждан?

- Я считаю, что, прежде всего надо вводить обязательное тестирование для школьников и студентов. По многим причинам. Во-первых, именно подрастающему поколению жить в завтрашней России и управлять ею. Поэтому кого именно мы вырастим нам на смену – вопрос наиважнейший.
Во-вторых, мы сейчас вышли на тот уровень организации диспансеризации, когда ее проходят действительно все школьники и студенты. Добавить к прочим обязательным осмотрам еще и прохождение тестирования труда не составит, а мы сможем выявлять и предупреждать распространение наркотиков среди этой значительной части молодежи. И еще одно. Как правило, пробуют наркотики именно в молодом возрасте. Обязательное тестирование будет служить серьезной профилактической мерой. Ни один разумный молодой человек не станет пробовать наркотики, зная, что следы от употребления препаратов сохранятся на многие месяцы, а от некоторых видов – и на многие годы.
Между прочим, уже сейчас есть ряд досуговых центров, руководители которых приняли решение о том, что посещать эти центры могут только подростки, которые прошли тест. Теперь это зоны, гарантировано свободные от наркотиков.

- Как недавно сообщил директор ФСКН Виктор Иванов, более 500 тысяч граждан привлечены к уголовной ответственности в России за последние пять лет за преступления в сфере незаконного оборота наркотиков. Как вы считаете, требуется ли совершенствовать российское законодательство, хотя бы в части ужесточения наказания за преступления, связанные с наркотиками? Сошлюсь опять на зарубежный опыт – в некоторых странах таким преступникам отрубают головы.

- Отличная идея. Одна беда, что у нас сейчас мораторий на смертную казнь. Но если говорить серьезно, то срок в 20 лет, который могут получить люди, наладившие такой преступный бизнес, я считаю вполне серьезным и тяжелым. Но, с другой стороны, прекрасно понимаю, что в тех азиатских странах, где торговля наркотиками наказывается смертной казнью, ситуация гораздо лучше, чем у нас. Возьмем для примера Китай. Я была там на конференции по безопасности в декабре, когда поймали одну девушку – начинающего, судя по всему, наркодилера с Дальнего Востока, которая перевозила небольшую дозу. Ей сразу же был вынесен смертный приговор, и никакие взаимоотношения двух стран и работа нашего посольства не привела ни к каким позитивным результатам, ее казнили. В результате такого подхода в Китае, действительно, прекрасные показатели по профилактике наркомании. Но, перефразируя, что китайцу хорошо, то русскому – смерть. Многие эксперты утверждают, что ужесточение наказания приводит к ужесточению самого преступления. Чтобы было понятно – если ввести смертную казнь за воровство, например, то воровать будут все равно, но только чтобы не попасться, будут еще и планомерно уничтожать свидетелей. То есть вместо одного преступления совершать два. Так и с торговлей наркотиками. Поэтому, я думаю, что в принципе усиливать наказание за торговлю наркотиками надо, особенно за вовлечение в употребление наркотиков несовершеннолетними, но только увязывая это с усилением профилактики и привлечением внимания общества к этой проблеме. Должна быть сформирована в этом отношении четкая гражданская позиция.

- Готовит ли Мосгордума на этот счет какие-либо поправки в федеральный закон?

- И готовила, и готовит. К сожалению, наши предложения по ужесточению законодательства не нашли понимания в Госдуме. Там посчитали, что наказание на сегодняшний день и так достаточно строгое.
Но надо ведь понимать, что торговля наркотиками – это очень прибыльный бизнес, и он существует, и чем дальше, тем наркоторговцы будут изощреннее действовать. Поэтому и мы не должны сдаваться, и если говорить о Мосгордуме, то мы регулярно выступаем инициаторами новых законодательных инициатив в решении данной проблемы.

  Беседовал Борис Агафонов (Вечерняя Москва)

 

 

 
Поделиться: